drabkin (bonbonvivant) wrote,
drabkin
bonbonvivant

Category:

Обновления на сайте "Я помню"


Минометчик Чинарев Михаил Никитович

Там в блиндаже я котелок нашел, немецкий, с крышечкой. Давно за ним охотился. В котелке какой-то жир был налит. Полбулки хлеба немецкого еще взял, и плащ-палатку. Все это в вещмешок положил. Мы же полуголодные воевали. Иной раз думаешь: наесться бы вволю, так, чтобы не хотелось, и пускай потом убивают. В общем, команду дали, я лопатку из окопа выбросил, прицел в коробочке, ствол от миномета и сам выбрался. Взял ствол за шаровую пяту, на плечо, вещмешок за спиной, прицел и лопата в левой руке и побежал. Несколько шагов сделал и почувствовал сильнейший удар в правое бедро. Ствол покатился, и я упал. А кто-то из наших в этот момент обернулся и мое падение заметил. Потом сказал в роте, что Чинарева убило. А я, немного в себя пришел, и двинулся в нашу сторону на животе. Стараюсь там ползти, где травка погуще, смотрю, справа еще один раненый наш ползет, у него место открытое. Он мне кричит: - Дружок, погоди, вместе поползем. Я ему ни крикнул, ни встал, думаю, вдруг немцы уже в траншее сидят. Головой кивнул, мол, давай вперед. Оглянулся, посмотреть, сколько от немцев отполз. Метров восемьдесят, наверное. А в том месте, откуда я выскочил, вижу трех немцев, с карабинами. И они по нам стрелять начали. Я уже потом понял, что вещмешок меня выдал. Он из травы торчал. Окоп там высокий, полного профиля, им прицельно стрелять неудобно, они на стенках как-то ногами упираются и по мне лупят. Ох, как у меня сердце заколотилось! Я сначала вижу, как пули рядом щелкают, потом выстрел слышу. Парня того застрелили, он у них как на ладони был. А я больше всего боялся, что они из окопа вылезут и меня к себе раненого утащат.

механик-водитель Т-34 Попов Николай Васильевич

Сколько я экипажей прошел, командир себя не выпячивал, ни разу не видел деления, вот я командир, а вы солдаты. Правда, был один случай, когда мы в станице Большекрепинской стояли. Из училищ пришли молодые ребята на должности командиров, у нас поставили нового командира в звании мл. лейтенант, в хромовых сапогах, уже с погонами, начал себя выпячивать, дескать, я ваш командир, я над вами поставлен. Мы что сделали, как раз начались бои за Саур-могилу, у всех же оружие было, мы уже первые траншеи прошли, начался артобстрел второй линии немецких траншей, мы поставили танк в лощинку. Командир нам: "Вперед!" Мы: "Подожди! Мы тебя убьем, но командовать нами не будешь. Вылазь!" Он нам: "Ребята! Я больше не буду!" И представьте себе, стал совершенно другим человеком. Сменил свои хромовые сапоги на обычные, надел солдатские брюки, стал своим парнем.


артиллерист и пехотинец Рязанов Александр Николаевич

я сразу упал и уснул. Утром встаю, смотрю, что-то тихо, только немецкие пулеметы ближе стали бить. Гляжу, а орудие разбито, ствол валяется на платформе, подошел посмотреть, а там железо на платформе, оно толщиной 5 мм, штампованное, все прожженное, как бумага углем, кругом дыр полоска желтая. Ну, думаю, это термитом кто-то взорвал. Подождал у орудия, вижу, офицер с наганом в руке гонит пехоту к орудию, дошли до нашей линии, заняли оборону, я думаю, ну теперь пойду искать своих, никого же нету. Вышел из этой зоны на дорогу: идут начальник штаба и командир нашего дивизиона. Спрашивают меня, как там дела, я отвечаю: "По старому, только пушка у нас разбита", я же не знаю, чего там произошло. Они мне: "Иди, километра два пройдешь, там кухня, полевой стан, там наши все". Прихожу туда, а мой расчет действительно там, складывают котелки, уже позавтракали, как меня увидели, сразу набросились:

- Ты где был?!

- У пушки.

- Как у пушки, там же немцы!

- Не знаю, никаких немцев не видел.

Они начали рассказывать, что когда расчет разбудили, и я снова заснул в окопе, немцы подкрались к пушке, и как заорут, что все убежали от пушки, темно, куда стрелять не видно. Там недалеко "Катюши" стояли, наши им рассказали, что у орудия немцы. И тогда "Катюши" дали залп, немцы удрали. Сейчас думаю, если бы не "катюши", немцы бы до утра остались, утром меня нашли и расстреляли бы около этой пушки.

Медик Нужная (Яковенко) Евгения Евлампиевна

В этом лесу было собрано столько частей, столько сил, и все со своим вооружением и боеприпасами, потому что там готовился крупный прорыв. А ведь мы когда еще утром в тот лес только прибыли, то нам Гаджиев сказал: "Выкопайте себе землянки, ну или хотя бы щели". Санитары себе щели повыкапывали, а мы втроем себе сделали шалаш... Залезли в него и любуемся...

Потом увидели, как по дороге проехал танк, чего его черт понес, а наверху как раз "рама" висела... И часа через полтора как налетели бомбардировщики... Мало того что они свои бомбы на нас кидали, так вокруг стали рваться и наши боеприпасы... Ужас просто, что тогда творилось... Люди, лошади в ужасе стали разбегаться...

Лилю убило, Катю ранило, и только меня не зацепило, но в санитарной сумке я потом нашла несколько осколков... Помню, ко мне подбежали несколько раненых, и еще один ползет, а у него живот разворочен, но он кишки руками обратно заталкивает и просит: "Сестричка, помоги..." Я, конечно, всех перевязывала. И только прислонилась к одной березе, как один санитар мне крикнул: "Ложись!" И только я легла, как это дерево взрывом просто снесло...

А начальник аптеки Садыков спрятался под повозку с медикаментами, но только высунул голову, и ее оторвало... Муж рассказывал, он тогда уже в нашей части служил, что видел тогда, как под машину спряталась пара солдат, но бомба упала совсем рядом, землю аж подняло, и их там насмерть и придавило...

В общем ужас, что там творилось... Паника, люди бегают, кричат... А немцы раза три прилетали... От этого леса после такой бомбежки остались одни пни... Вот тогда было очень много и убитых и раненых... Первый батальон почти весь там и остался...

Жительница Псковской области Петрова Тамара Петровна

Приехали немцы и всех согнали в кучу, время на сборы не дали, быстренько, что могли в узелки завязали, и все. После мы пешком шли 7 км до ж/д станции Подсевы. Как только выгнали всех из деревни, тут же мы воочию увидели, как пламя охватило наши дома. Среди нас ходили разговоры, что это все было связано с тем, что жители нашей деревни помогали партизанам. Другой причины не было, чем наша деревня в лесу могла немцам помешать?! На станции нас посадили в товарные вагоны, хорошо помню, что у нас вагон был разделен на 2 половины: в одной стояло 3-4 лошади, в другой находились люди. Не кормили, то, что каждый успел прихватить, тем и питались.

Tags: Обновления сайта "Я помню", война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments