drabkin (bonbonvivant) wrote,
drabkin
bonbonvivant

Alfons Hartl

Про жуткий четверг или "как не надо делать интервью" я расскажу на следующей неделе, а пока рассказ про ветерана 260 пд.
Во вторник, махнув из Detmol в Loitzendorf мы оказались в гостях у Альфонса Хартла.
Сразу было видно, что он нам очень рад и готов разговаривать про войну. И таки да, он служил в Бундесвере, уволившись в звании подполковник.




Служить он начал еще до Французской компании. Причем у него сразу был фотоаппарат. Слушать рассказ в стиле: "Видите на фото стол бумагой закрыт. Так вот наш лейтенант пошел в магазин, ем продавщица отказалась продавать бумагу, он на нее наорал, забрал бумагу, оставил денег. Так его потом вызвали в штаб полка, хорошо, что не судили" было очень интересно.
Вот тут выложен практически весь его фотоархив по Восточному фронту:

http://www.diletant.ru/blogs/17408/2475/

Он не был адъютантом командира дивизии, как написано в преамбуле. Сначала был стрелком, потом адъютантом командира роты, потом командиром отделения.

http://www.diletant.ru/blogs/17408/2489/
http://www.diletant.ru/blogs/17408/2500/
http://www.diletant.ru/blogs/17408/2517/
http://www.diletant.ru/blogs/17408/2550/

Принимал участие в войне с СССР с июля по декабрь 1941 года. Заслужил ИК2, ИК1, штурмовой значок.




Просидев у него три часа, я понял, что все уже устали, а рассказ только дошел до июля 1941. Попросил перенести интервью на завтра, поскольку на среду у нас никто не был назначен. Мы планировали пару интервью в районе Мюнхена, но они сорвались по разным причинам. Гостиница была забронирована в 130 километрах от него в Bad Gogging - самый дешевый вариант в округе по 32 еврака за ночь, и отказаться от нее не было возможности. Поехали. Едем, а нам на встречу выплывает огромный завод. Проезжаем его и через несколько километров въезжаем в городок. Выходим из машины - вонища страшная. Пахнет канализацией. Вот, думаем, заехали - травят тут народ почем зря. Странно только, что по всей улице отелей полно... и вполне себе фешенебельных. В подъезде гостиницы воняет ужасно... и тут до Насти доходит: "Серные источники!" Ну можно и потерпеть.





На следующий день вернулись к Хартлу. По дороге стоят вот такие знаки





Он рассказал про зиму 41-го и вдруг в рассказе он уже едет в поезде в Германию. Я спрашиваю: "Были ранены?" - "Да" рассказывает историю ранения, но произошедшую еще в октябре. Хорошо. Потом он рассказывает, как ему чуть не отняли пальцы ног, как потом учился в офицерской школе, где его учили танцевать (пригодилась инфа через день), как потом рвался на фронт, а его не пускали. Я вернулся к вопросу: "Как попали в госпиталь". И тут он разражается тирадой: "Вот понимаешь, у нас у всех было расстройство желудка, от которого давали таблетки с морфием, но они не помогали. Штаны не всегда снять успеваешь и потом ходишь в засранных штанах, дерьмо в которых замерзло. Пришел санитар и сказал, что у меня такие ноги, что надо идти в госпиталь иначе мне их ампутируют". И я понимаю, что он ушел с фронта добровольно и потом всю жизнь мучился вопросом: "Не предал ли он своих товарищей, оставшихся на фронте?". Думаю, внутри себя он оправдал свой поступок, но рассказывать спокойно все равно не может. В общем, еще три часа записи.




Вот его зольдбух. Поскольку по-немецки я не понимаю, расскажите мне, пожалуйста, что в нем написано. Я пронумеровал страницы, чтобы было понятно что на какой. Да, чуть позже выложу книжку Хедера. Он ее отксерил продал (текущая цена в районе 2500 Евро).



1.



2.




3.



4.



5.



6.



7.




8.




9.



10.



11.



12.



13.




14.



15.



16.



Tags: немцы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments