April 29th, 2015

Обновление на сайте "Я помню"

Гинзбург Евгений Григорьевич



Был январь 44-го, мы тогда дислоцировались невдалеке от Великих Лук. В назначенное время прибыл на командный пункт полка. Там находились замполит, помощник начальника штаба, другие офицеры. Замполит торжественно вручил мне партийный билет, окружающие поздравили, после чего я покинул землянку. Отошел метров на сто пятьдесят, вдруг снаряд... прямое попадание в КП... Подбежал, а на месте землянки воронка – братская могила… Все, кто там находились, погибли... Самое страшное на войне – видеть смерть людей. Ни холод, ни голод, ни хроническое недосыпание, ни эти изнурительные марши. Была даже такая горькая присказка - мы же пехота. Пройдешь сто километров и еще охота… Все это можно перетерпеть, но как пережить смерть молодых и знакомых тебе людей?..

Безчастный Владимир Федорович



Так вот, этому взводному мы тогда сказали: «Знаете что? Мы будем выполнять приказ командования. Вас же мы отстраняем от должности командира взвода нашей группы. Ни расстреливать, ни чего другого мы с вами делать не будем. Вы будете идти с нами. Вы здесь, как и все, хоть и офицер. Если что, вы нам подскажете, как действовать. Но вы не правы в том, что так прежде поступали, раз такой приказ отдавали». Когда после этого мы стали спускаться с горы, то обнаружили, что кругом ходят немецкие части. Тут уже мы не могли перейти дорогу незамеченными. Поэтому поступили таким образом. Послали вперед разведчика и сказали: «Смотри, как только пойдут немецкие машины, так сразу сообщай». Как только появились машины и нам об этом стало известно, то мы сразу забросали их гранатами.