drabkin (bonbonvivant) wrote,
drabkin
bonbonvivant

Category:

1 апреля - 10 мая 1942

1 апреля. Опять нет табаку. Вечером смотрели с Наташей «Музыкальную историю».
Из соцобязательств совхоза: «Я, бригадир кролиководческого цеха, обязуюсь к ХХIV годовщине Р.К.К.А. покрыть сорок кроликоматок…»
2 апреля. Стало теплее. Колхозники появились на рынках – привезли мороженную картошку – боятся, что оттает, а москвичи хватают, только давай.
На рынке стало легче, милиция уже не хватают за рваные калоши или валенки, но продажа идет на обмен, деньги не берут. Высоко котируется табак, спички, хлеб, спиральки, мыло.
На фронтах затишье (официально), но раненых возят даже в трамваях, чего раньше не было.
Февральские и мартовские карточки «продлены» на неопределенное время. Уместно было бы рабочим какого-нибудь завода обратиться с просьбой к Моссовету об аннулировании старых карточек, поскольку дни уже прожиты.
4 апреля. Страстная. Суббота. Невесело встречаю Великий Праздник. Последняя Пасха домашняя, детская, с отцом и матерью, когда было все честь честью. И Пасхи и крашенки и ковбаса и окорок и поросенок и сырная пасха была в 18-м году. Это последний, свой, родной Праздник. Дальше пошло или чужое или неполноценное.
А как хотелось бы иметь стол накрытый белой скатертью и уставленный пасхальными яствами и винами… У отца в это утро всегда с трудом застегивалась запонка на крахмальной груди (запонка была золотая). Мать волновалась и начинала поругивать, но «Христос-Воскресе!.» все мирились и после разговения с отцом отправлялись в костел на обедню. Если было холодно, то отец был в Николаевской шинели с бобровым воротником и в бобровой шапке. После обедни ксендз приглашал отца на закусочку, а мне дарил конвертик с облатками и страшно огорчался, что я не католик.
Сегодня по приказу дирекции отвез мешок картошки какому-то орденоносцу в Дом правительства. Еле впер на шестой этаж. Орденоносец с женой в капоте изволили пить утренний «кофей». На столе кувшин с молоком, масло в масленке и, конечно, белый хлеб. Моим появлением с мешком был заметно сконфужен. Дал закурить. Кажется, я перехожу на амплуа «холуев!..» Не хватало только, чтобы я поздравил с праздником, а он дал бы «целковый на чай!..»
Сегодня выдали мне по февральской карточке сто грамм мяса на разговенье. Дали прямо в руку, завертывание отменено. Мясо стоит 1 руб. 15 коп., но в кассе не было сдачи. Заплатил 1 руб. 40 коп. «Сервис» без улыбки.
Утром Левитан объявил, что в виду поступивших заявлений от верующих, комендант города разрешил в ночь с 4-го на 5-е апреля, в традиционную пасхальную ночь, беспрепятственное хождение по городу.
Воскресенье 5 апреля. «Разговелись» хлебом выпеченным хуже, чем когда либо, какой-то плоский, весь порепанный, кислый и вдобавок черствый. Объявили выдачу мяса и масла по мартовским талонам; очередь невероятная, ставшие в очередь в 11 часов дня, получили паек в 7 часов вечера.
О.Г.Г., что Сталин был в Ленинграде.
Объявлен большой налет фрицов на Ленинград.
В букинистических магазинах раскупаются нарасхват дорогие издания. Очевидно граждане запасают «реальные ценности».
Купил токарный станок за 110 руб.
6 апреля. В 1.15 ч. ночи прилетели фрицы, зенитки били минут 10-15. В 4.30 утра снова налет, то же минут десять. Тревога в обоих случаях не объявлялась.
За вчерашний день умяли больше двух кило хлеба.
Странная история с покушением на германского посла ф.Папена в Анкаре. Судят двух русских (торгпредцов). Если это правда, то очень нечистая работа.
Англичане делают воздушный налет на французскую территорию, а потом официально сообщают о результате «точность попадания установить не удалось, так как был дым».
Заутреню в церкви возле Ржевского вокзала снимали англичане для хроники.
7 апреля. В Москве тиф (отдельные случаи). Наташа варит картошку по методу академика Лысенко – шкурки хорошо промывает и добавляет в лепешки – съедобно и вкусно.
Получил кило зеленого лука из теплиц выставки. В трамвае невозможно было ехать с ним, все ахали и все спрашивали, где дают.
После последних известий во время интернационала снова били зенитки, очевидно, фрицы налетели.
8 апреля. Марусю-шофера мобилизовали. Таню, работницу на кухне, вызывали в военкомат, но оставили до особого. По радио усилились призывы о добровольном вступлении девушек в ряды РККА на должности гранатометчиков, противотанковых ружей, зенитчиков. Повторяется ополченский призыв только в женском роде.
В 22.20 объявили воздушную тревогу. Отбой был дан в 23 часа. Зениток слышно не было, были видны только вспышки на западе. Ночи темные. Весна.
В официальных сообщениях говорится о массовом уничтожении немецких самолетов, иногда по сто и больше. Так было в ноябре.
Немцы начинают вводить в бой весенние танки (зеленые) выпуска 1942 года.
На Садовой за Кудринкой сгорел старинный желтый особняк, не то Нарышкина, не то Гагарина – очевидно от зажигалок. Жаль, красивый был.
В Ленинграде дело с питанием улучшилось. Кое кому попало и поделом, только поздно спохватились, когда много перемерло народу.
9 апрель. Утром встретил две роты «двухстволок». Некоторые уже приспособились к своему положению в шапках, штанах, куртках с сидром за плечами, а большинство на высоких каблуках в пальто (две даже в меховых манто) и в руках авоськи или мешки. Многие не умеют ходить (непривычны) и далеко отстали. Ведут кр-цы. У нас все-таки из всего могут сделать перегиб. По-моему, если уже на то пошло, что без мобилизации женщин не обойтись, так заменить ими всех писарей, интендантов и т.д., сидящих в военкоматах, комендатурах и пр. молодых, здоровых с откормленными ряжками. А зачем афишировать, водить по улицам все на показ с провожающими мужьями. Маяковский и не предполагал о такой оказии.
10 апреля. 15 марта умер дядя. Сегодня получил письмо от ани.
Наташа жалуется на забывчивость и «непорядок» в голове.
Вчера вечером послали меня в НКЗ за хлебом для прибывших со скотом гуртовщиков. Два с половиной часа меня мариновали и гоняли с этажа на этаж секретари-«свиристелки» наркомов и замов. Одна свиристелка-секретарь жаловалась по одному за другим из четырех стоящих перед ней телефонам своим подругам тоже секретарям, что она, бедная, не может пойти пить молоко (от наших коров. Детям граждан простых смертных выдают по карточкам эрзац-молоко, т.н. солодовое) из-за того, что ее нарком не в духе, так как ему пришлось придти пешком!
Оказывается немцы, когда подошли к Ленинграду, то отравили воду в Неве, отчего ленинградцам всю зиму выдавали очень скудный водяной паек.
Голодно. У нас осталось стакана два риса. Варить обед Наташе абсолютно не из чего. Фактически питается только хлебом, которого сколько не ешь все мало и чувствуется все время голодное посасывание.
11 апреля. Возил сено из «экспериментальной базы Ленинские Горки». Живут там неплохо, в столовой обед из двух блюд. Хозяйство богатое. В последнее время жил академик Лысенко. Во время октябрьского всеобщего бегства бросил всю квартиру с вещами, которую и разграбили. Местные жители рассказывают, что когда все главки удрали с базы, то любители чужого добра запросто днем ходили по квартирам, топорами сшибали замки и брали, что понравится. Кстати вернувшийся на днях из Тобольска (эк куда занесло) Цицин тоже академик нашел в своей московской квартире только штепцеля, даже его личный ЗИС кто-то угнал. Интересно на чем же он сам удирал?
В сообщениях с фронта очень часто повторяется, что «горсточка храбрецов» прикрывала своей грудью тот или иной участок боя и умирали героями до последнего человека, спрашивается, почему допускается командованием такое умирание, почему немцы действуют большими соединениями, неужели у нас нет достаточного количества людей?
12 апреля. Вчера получил зарплату за II половину марта. Всего за месяц получил 287 руб. 18 коп. (400 руб. зарплата) следовательно, налог с меня составил за месяц без займа – 112 руб. 82 коп, т.е. 28%.
Вчера и сегодня опубликовано постановление правительства о Сталинских премиях. Всего премий на сумму семь с половиной миллионной рублей. Премии за научные труды и военные изобретения вполне уместны, чего нельзя сказать о премиях по искусству – просто не то время, когда можно швыряться деньгами, а в особенности И. Ильинскому первому побежавшему из Москвы после падения первой зажигалки, успевшему в один вечер выступить в десяти концертах с оплатой по 500 руб. за выступление. И очень удивительная премия коллективу картины «Свинарка и пастух».
Литвинов М.М. выступил с речью в Филадельфии, где между прочим, заявил: «сейчас не время для того, чтобы петь друг другу дифирамбы или же раздавать призы».
13 апреля. Плохи дела у американцев на о. Коригидор.
Большие разрушения жилых домов по Б. Серпуховской ул. На Полянке фугаска попала в здание Ленсовета и очевидно недавно, так как сегодня пожарные производят раскопки.
14 апреля. смотрел с Наташей кинокартину «Богдан Хмельницкий». Хорошо сделана картина, лучше чем «Александр Невский», только конец немного странен, да в начале сделаны вымарки (вероятно польско-иезуитскик адры, так как они несвоевременны).
Хороша Москва, грязная только.
Объявлена подписка на военный заем. «Рекомендуется» подписываться на месячный оклад. Подписался. Итак за следующий месяц получу зарплату в размере 240 руб.
Квартира – 32 руб.
Хлеб белый – 42 руб.
Сахар – 2 руб. 50 коп.
Масло – 12 руб.
Мясо – 18 руб.
Круп – 3 руб.
Табак – 72 руб.
Всего – 181 руб. 50 коп.
Остальное на «вино и женщин», как говорится, концы с концами сходятся. Быть недовольным не приходится, все-таки лучше, чем на фронте. А вот фронтовики подписываются на займ даже на двухмесячный заработок, причем вносят всю сумму подписки полностью вперед наличными (еще убьют подписчика, как с него тогда вычитать займ?)
15 апреля. У ювелирного магазина давка (женщины, конечно) покупают…кольца и серьги.
Хороший весенний солнечный день. Шумят ручьи.
Бои на Брянском направлении в районе пункта «У». Неужели это узловая станция Унега. В таком случае, почему не объявляется в сводках, хотя может быть и окружение наших частей позади Брянска.
«Севастопольская страда» Ценского читается с большим трудом. Толстой о том же писал более картиннее.
16 апреля «На фронте ничего существенного не произошло».
Начинается ледоход на Москве-реке.
17 апреля. Опубликован указ о привлечении на полевые работы городского населения, в том числе детей от 14 лет. (Отправлять группами отдельно мальчиков от девочек).
Не так давно мобилизовали в ремесленные школы колхозных ребят того же возраста.
Казалось бы, более эффективнее было бы использовать колхозных ребят на полевых работах, как выросших и привыкших к сельским работам, а городских посылать на заводы, а тут делается как раз наоборот. Что это недомыслие или вредительство?
18 апреля. «На фронте чего-либо существенного не произошло». Во Франции главою правительства стал Лаваль – ставленник Гитлера. Америка по этому случаю сильно волнуется.
19 апреля. В семь часов утра пришла телеграмма от директора МТЮЗа. Файль с предложением: «немедленно выехать в Зеленодольск на должность завпостчастью».
Сегодня воскресник. Убирали двор х-ва. Совсем теплый день. Появились мухи и первая желтая бабочка. Обед дали по этому случаю «шикарный» - горох со свининой и стакан молока.
Наташа купила пол-литра молока за 25 руб. Наташа очень плоха, худа, кашляет, ее бы сейчас в санаторий в Звенигород, но еще не открыт. Не знаю, как ее бросать в Москве и уезжать.
Американцы бомбардировали с воздуха Токио, наконец-то!
20 апреля. Утром милиция перерегистрировала паспорта и вклеили новый листок, очевидно, много появилось фальшивых оккупационных паспортов.
Послал Файлю телеграфное согласие.
Выдали крупу – дробленую пшеницу, оказавшуюся просто отрубями по 3 руб за кг.
Наташе дали в дис-ре икры, сахару и масла.
22 апреля. Англичане произвели морской налет на С. Назер. Заболел (абцес), получил бюллетень. Получаю вещи Юратова.
25 апреля. Отсоветовали ехать в Зеленодольск. Действительно не зачем, да и неизвестно, как там жизнь, и, возможно ли закрепиться там навечно. Сейчас ни в чем нельзя быть уверенным.
Часто стали писать в газете и передавать по радио о сокращении норм выдачи продуктов в Германии – очевидно и у нас что-нибудь сократят.
26 апреля. Разговор в трамвае: «идее дали справку, что она оформляется на работу(?), а в милицию она пошла с Давидом, ну так ее и оставили в покое, да и разве она может работать в колхозе, ведь она все равно что больная…»
27 апреля. Выписали на работу. Все кончилось благополучно, а я уже думал, что у меня рак.
30 апреля. От Юратова получил сразу три открытки, письмо и от магула письмо, в котором он тоже просит захватить ему пакетик, так как сидит в Зеленодольске без брюк. Вот бежали, даже без штанов! 29-го послал Файлю телеграммой отказ.
Дирекция х-ва хочет перевести меня на нач. ПВХО – не было печали, отказываюсь.
На Ярославском шоссе убирают еще три баррикады, а у нас с х-ва взяли двадцать человек на трудовой фронт, отвезли в Химки и Немчиновку, где копают противотанковые рвы.
Что делается на фронте понять нельзя. Официально ничего существенного не сообщается. В газетах исчезли даже заметки об отдельных участках фронта. Все засекречено, все сплошная военная тайна и туман.
Англичане бомбят во Франции и на севере Германии. Рузвельт в своей речи отдает должное упорству и храбрости Красной армии.
1 мая. Рабочий день. У нас в х-ве работают по 10 часов.
Новые карточки почему-то до пятого не прикрепляют. Сократили норму сахару. Наташе 500 гр, мне 300 гр.
Ребята (50 ч.), взятые на работу в х-во все получили рабочие карточки. Получается чепуха какая-то, двенадцатилетняя «рабочая» восемь часов ходит с граблями и получает рабочий паек.
Постепенно выясняется, что наделали немцы под Ленинградом – украдена янтарная комната, погибли фарфор, картины и др.ценности, разбита пулковская обсерватория. В самом Ленинграде транспорт не работал всю зиму, от снега стали очищать только перед маем.
3 мая. Воскременье. Настоящий теплый весенний день. Масса гуляющих. Во многих местах города поставлены скорострелки-зенитки, очевидно, готовились к 1 мая, но фрицы почему-то не летали в майские дни. В книжных магазинах совершенно исчезли дорогие издания.
В предмайские и майские дни была произведена выдача продуктов за март и апрель, вот уж действительно – «часом с квасом…», очереди были «шаляпинские».
Эренбург читал свою статью по поводу английских бомбардировок Ганзейских городов. Статья хорошо написана и читал он ее с чувством.
Приходила племянница Павла Петровича Лукьянова, он просил захватить ему куртку в Зеленодольск, от Бориса нет никаких известий.
Ходил искать Малю…, дома не было, говорят куда-то уехала. По дороге возле Дворца советов напротив музея изящных искусств видел разбомбленные дома, фугаски наверное были тяжелые, выбиты окна, обвалившиеся перекрытия, в одном окне замерзший фикус, в другое окно видно, как пара стариков выбирают очевидно в бывшей своей комнате из хлапа какие-то рамочки, во дворе среди щебня валяются книги обожженные, разбитая посуда и бродят голодные грязные коты, потерявшие хозяев.
Интересна какая будет судьба постройки Дв.Сов., пока что установлены основные башмаки, а с одной стороны стоит железный скелет этажей на 10, ржавеет. Стальные конструкции делали в Краматорской, а там немцы и, следовательно, разрушено все.
5 мая. Один градус ниже нуля. К вечеру началась метель.
Что делается на фронте – неизвестно, даже О.Г.Г. молчат. Официально продвигаемся на запад и улучшаем свои позиции. На ленинградском фронте много убивают фрицов по 1000-1500 в день.
При ВСХВ организована столовая, в которую надо внести талонов мясо – 900 гр., крупы 1000, масла 300, рыбы 450. За это дают обед, следовательно, на завтрак и ужин остается мяса 300 гр., крупы 500 гр., масла 10 гр., рыбы 350 гр., т.е. берут больше 2/3 продуктов, а получать буду 1/3, другими словами на моей карточке будет «питаться» еще один-два прихлебателя из близко стоящих к кухне.
7 мая. Холодные дни, хожу в шубе. Достал (с риском для жизни, часовой заметил) кусок макухи. Выварил, высушил и Наташа спекла омлет – ничего, есть можно. Все-таки голодно. Столовая не работает четвертый день.
10 мая. Воскресенье. Все еще холодно, вчера дождь переходил в снег. Со столовой еще не наладили, вчера была только каша из пшеницы. Наташа из шелухи картошки, свеклы и макухи печет эрзац-лепешки. Хлеба не хватает.
Приехал Колесаев, желает видеть меня. Интересно!
Англичане заняли Мадагаскар, французы оказали сопротивление. Человек с тысячу с обоих сторон полегло. Англичане по сему поводу скорбят.
Настроение у меня плохое, очевидно, от предстоящего заведывания хозяйством. С понедельника вступаю в исполнение обязанностей.
Нездоровится – нарывы, ячмени, ломит, с наслаждением съездил бы в Алупку-Сару на месяц, другой. Придется ли?! Наверное, нет. Да и жизни без карточек уже не увижу. Даже если благополучно кончится война в текущем году, как обещает И.В., то опять пойдут «пятилетки восстановления», «займы» и т.д. Жизнь, как таковая, кончилась – пойдет предсмертное прозябание.
От Колесникова телеграмма: «Возьмите мой чемодан замком театре». Непонятно, куда взять, неужели они еще не получили моего отказа.
Tags: дневник К. Лористон
Subscribe

  • Гнида

    Первый номер в моем личном расстрельном списке – начальник штаба 2 сд майор Дикий Василий Петрович (11.04.1906 - не ранее 1943). Эта тварь…

  • Яков Кравцов

    В апреле 1942-го года, отягощённые большим количеством раненых , полки 378-й сд медленно продвигались в темноте. Дивизия выходила из…

  • 2-я Ударная армия

    командир 1236-го пп, майор Сергей Петрович Кокшаров Денис Голубев в рамках проекта "Подвиг 2-й ударной армии" перевел допрос двух…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments