drabkin (bonbonvivant) wrote,
drabkin
bonbonvivant

Categories:

3 - 31 марта 1942

3 марта. Начинает понемногу теплеть. Солнце появляется чаще. Морозы ниже 15гр. Не спускаются, а иногда в шубе уже жарко. О.Г.Г. наши под Витебском и Порховым. Сводки одинаковы и туманны: «на некоторых участках фронта заняли несколько населенных пунктов». На юге наши где-то в районе Павлогграда и жел.д. Синельниково-Волноваха. На юго-западном фронте бои в районе пункта «О». Хорошо если бы это была Обоянь. Предложили работу агентом по снабжению в совхозе с.хоз. выставки. Попробую. Во всяком случае будет сытно.
Безработных направляют на работу согласно правительственного указа, но только не по месту жительства, как было обещано, а в очищенные от немцев местности и в глубокий тыл. Повестки рассылают райсоветы, куда сведения о безработных дают домоуправления.
По продкарточкам в феврале выдали мяса – 200 гр., сахару 200 гр., курп 1000 гр., жиров 300 гр. (и вместо 299 – 400 гр. Сыру), картофель, рыбу и керосин совсем не давали. Это по рабочим карточкам.
В столовой в последнее время давали только по одной тарелки супа, в последний раз «картофельный» - это вода, в которой плавало несколько кусочков мороженой картошки, стоимость – 90 коп.
На март м-ц на диспансер выдали …6 пропусков в столовую. Здорово. Смотрел картину «Разгром немцев под Москвой». В картине имеется всего несколько основных кадров: орудия стреляют, танки идут, кавалерия скачет, самолеты летят (очень напоминает парад). Вот эти основные кадры размусолены на 1 1/2 часа. Первые полчаса смотрится со вниманием, а потом просто скучно и утомительно от повторений.
4 марта. поступил в совхоз ВСХВ агентом-экспедитором, оклад 400 руб. первый день работы. Начал передачу карантина № 2 совхозу «Отрадное». Пришлось обмерять все строения, снег по пояс, обувь оказалась не приспособленной. Замерз и устал.
5 марта. Закончил передачу. Мороз минус 30 гр. На обед дали горох за 80 коп. и талон на 20 грамм. Трамваи на выставку не ходят. Вчера часов в 7-8 веч. Произошла какая-то авария в электрокольце. Электричество несколько секунд мигало, а трансляция в этот момент замирала, что может произойти только в случае крупной аварии. Сегодняшняя остановка трамваев связывается, очевидно, с этой аварией, а не отсутствием топлива, как некоторые уверяют. Ночью в 1.30 началась воздушная тревога, которая продолжалась до 4-х часов. Зенитки били беспрерывно. Упали фугаски на С.Триумфальной и против почтамта в пятиэтажный дом. Есть жертвы.
6 марта. Мороз с утра минус 38 гр. Трамваи на выставку не ходят. Ездил на машине на ст. планерную за кроличьими клетками. Замерз. На обед горох. С выставки опять пешком домой. Устал. Наташа купила кружку (1/2 л) молока за 18 руб. У Тюза опять лапа болит, но молоком доволен. В магазине дают мандарины (детям) и соль всем гражданам. По своей иждивенческой за февраль, кроме хлеба, ничего не получил.
7 марта. С утра возил кроликов с ярославского вокзала. Потом опять за клетками на планерную. Замерз. На обед тарелка холодной чечевицы.
По Ленинградскому шоссе все еще стоят трехдюймовки. Края шоссе минированы о чем говорят многозначительные фанерки с черепами.
В Москву идет масса мешочников с картошкой, которую везут на саночках.
Сегодня в совхозе вечер по случаю «дня женщин». Назначили к выдаче по одному яйцу, по ½ литра пива, по одной «Роман-Бабы» (Ромовая бабка) и по три луковицы. Вечер прошел не совсем так, как хотелось устроителям. С шести часов установилась очередь доярок, кролятниц, свинарок на получение «пайка». Пиво из кружек вылили в запасенные бидончики (домой для мужа); яйцо и «Роман-Бабу» завернули в платочек (домой ребятишкам), а лук совсем неприлично есть на вечере – пригодится дома на щи.
Вчера и сегодня встречал на улицах взводы и даже роты из женщин с котомками. Указ о всеобщей трудовой мобилизации входит в силу.
В 21 час прилетели «Фрицы», бьют зенитки.
В ночь на 6-е фугаска попала в торцевой дом на Триумфальной. Это второе попадание. Первая разрушила только два верхних этажа левой стороны, вторая угодила в середину со двора и разрушила все перекрытия до самого низа. Есть жертвы. Очевидно, не все успели (да и не думали) уйти, тем более, что тревога была дана одновременно с зенитками.
8 марта. многие находят на себе вшей. Результат холода в квартирах. Большинство спит не раздеваясь. Мало моются. Очевидно, будет тиф. Население (за редкими исключениями) много перенесло невзгод, германскую войну, голодовки, недоедания и лишения, а теперь очень плохое питание. Все это отражается на здоровье, а тут еще невероятная скученность в жилищах. Особенно много умирает туберкулезников.
В 13.40 была аварий в электросети.
На концерте по случаю 8 марта выступал Смирнов-Сокольский. Прочел удачный фельетон, в особенности хороша его характеристика современных поэтов подвизающихся на так называемых оборонных и фронтовых стихах: «Гитлер, безусловно, будет разбит, но только мощностью красной армии, а не барабанным боем стихов…»
10 марта. В Москву поступает много раненых, ими загружены запасные вокзалы.
Митинг памяти Т.Г. Шевченко
11 марта. Смотрел с Наташей «Лебединое озеро». Балет я не видел с 20-го года. Очень странно видеть теперь холщевые дворцы и леса (притом весьма памятые). По теням на заднике можно видеть приготовляющихся к выходу артистов и сценариуса с тетрадкой. Главную роль играла Суламиф Мессерер. Остальные или молодняк или старички. В публике много военных англичан и американцев. Наши военные в валенках и унтах – близость фронта чувствуется. Не дожидая конца акта публика срывается с мест и сломя голову летит, как при пожаре, вниз по лестницам в…буфет, где «дают» по три «шкрабовых» бутерброда. Какой-то солидный директор с бородой, уминая свою театральную премию снова стал в хвост за второй порцией. Многие очевидно ходят не столько из-за Чайковского, сколько из-за ужина. Дорого, но легко на ночь и талонов не вырезают.
Все-таки голодно. Сейчас, например, выдают мясо за вторую декаду февраля, но чтобы получить надо иметь свободный день, да и то не всем хватает. У нас мясные карточки за февраль совершенно целы (за январь не дополучили 1 кг), но целы отнюдь не от желания стать вегетарианцами.
Без обмана в госуд. масштабе не обходится, например, начинают выдавать эрзац-колбасу, не то гороховую, не то соевую, называется «ливерная», но ливера там и за километр не слышно, и вот эту с позволения сказать, колбасу дают по мясным! Талонам сто за сто. Или мясо – гороховые консервы, где семьдесят пять процентов гороха, а только двадцать пять процентов мяса, то же сто за сто. Это называется: «снимать пенки с…»
Лучше уменьшить норму выдачи на половину, но вовремя выдать и без барабанного боя.
Не хочется думать, чтобы об этих безобразиях знали вверху, скорее всего «не так паны, як панинята», на недоуменные вопросы «прикрепленных» завмаг заявил, что у него в магазине «план выполнен», и «он просто не понимает, почему граждане волнуются!..»
У союзников дела очень плохи на Тихом океане – отдали и Яву. Начинают оборонные работы в Австралии. В Индии тоже плохо. Твердолобые возымели желание ввести там статус доминиона. Очень не хочется английскому королю лишиться титула «императора Индии». В Ливии опять все затихло. Немцы бомбардировали Суэц. Немцы торпедируют суда у американского континента. Немцы хорошо использовали возможности русской зимы для устройства ледяных дзотов и отсиживаются там. Наши буквально прогрызают линии укреплений и подвигаются на запад в снегах на метры (за сегодняшний день заняли 400 метров – «Известия»).
12 марта. Третий день занят получением «пивной дробины» идущей на кормление свиней в совхозе.
В 23 часа прилетали «Фрицы». Зенитки били до 1 ч. ночи. Тревогу не объявляли.
13 марта. В последних известиях по радио сообщили, что норвежцы по карточкам почти не получают рыбу…я начинаю думать, что москвичи тоже норвежцы, за четыре последние месяца получили по 200 гр.селедки, а иждивенцы («норвежцы») только понюхали.
Попробую пивную дробину высушить и сделать из нее муку, крупу и кофе.
14 марта. С утра опять мороз 18 гр. К вечеру мороз стал усиливаться, вдобавок поднялась пурга. Два раз возил дробину. Замерз. Несмотря на обед (чечевичная похлебка) есть хочется.  В голову лезут съедобные мысли, вспоминаются чревоугодные прилавки Елисеева. В Харьковском Народном Доме можно было получить на обед борщ без мяса 6 коп., с мясом 9 коп., тарелку (миску) гречневой каши с ложкой подсолнечного масла – 3 коп. и хлеба сколько угодно.
С полудня остановились трамваи и троллейбусы, движение совсем прекратилось. Ночью выключили свет в домах.
В «известиях» интересная статья И. Филиппова.
15 марта. Я лежу на песке, на берегу реченки Харьков. Мать и тетя купаются. Ватага мальчишек хулиганят, стараясь стащить платье и навязать «сухарей». Мать с теткой отгоняют, бросая в них камни. Этот эпизод моей жизни до сих пор ярок в моих воспоминаниях. Когда я вспоминая об этом, рассказывал впоследствии матери и тетке, то они смеялись и говорил, что мне в то время было около полугода, и не верили, чтобы я помнил об этом случае.
С утра нет тока. Чаю вскипятить негде. Так же и с обедом.
Сильный мороз. Пурга.
Тюз голодный. Лезет на руки и жалобно мяучит. Смотрит укоризненно на меня, очевидно, думая: «почему хозяин не приносит сарделек и молока»…
Был на Центральном рынке. Хоть шаром покати. Она тетка торгует клюквой, граненый стакан десять рублей. Стоят очереди и у пустых прилавков – надеются, авось, колхозники приедут с картошкой, луком, молоком; а колхозники, несмотря на развешенные красочные пригласительные плакаты, предпочитают сидеть дома на печке и ждать пока привезут им москвичи рояли на обмен.
Пообедали несварившейся чечевицей. Наташа сварила на коллективной кухне. Поужинали хлебом с подсолнечным маслом и солью.
Нину мобилизовали и отправляют на самолете в ленинград. Очевидно, там плохи дела с педперсоналом.
Наташа спекла «эрзац-лепешку» из пивной дробины – устюки и воняет, но есть можно.
«На западном фронте без перемен». Наверное, немцы начали наступление.
Вечером электричества тоже не было. Керосин не дают уже второй месяц.
16 марта. Замечателен радио-фельетон Л. Кассиля – «Девять минут».
«На фронте без перемен»
День прошел в получении дробины, но вывезти ее не смог – прошедшая метель занесла всю выставку и гаражи.
Электричества нет.
Дирекция совхоза хочет перевести меня в завхозы, вот не было печали!
17 марта. Мороз и солнце. Голодно. Тюзьке принес от своего обеда немного смальца – немного подкрепил старика.
Дали наконец электричество. Сварил на ужин кашу из шрапнели.
Запасы круп кончаются, новых не дают.
На крайний левый фланг – Генуэзская крепость неподалеку от Балаклавы.
18 марта. С утра мороз.
В Гуме побиты верхние стекла и внутри здания кучи снега.
19 марта. Организовался новый театр – «Обозрений» худрук Лобанов. Игорь Зиновьев художником. Встретил его сегодня в магазине красок.
Получил письмо от Юратова. Пишет, что сожалеет, что в «те дни» не попал в армию и не был в рядах защитников Москвы, а бросив чемодан бежал, сломя голову из Москвы на восток. Все они такие, и вот сидит в тылу, занимается любимым делом, на фронт так и не попадет, а приедет с «победой» в Москву и снова устроится на «тепленьком» местечке в «своей родной» Москве… Доколе же наше терпение…
20 марта. Мороз. Возил отруби семь тонн. Жаль, что нельзя себе взять мешочек.
Впервые видел кремль со стороны Замоскворечья. Вся стена расписана под домики, а на дворец накинут полотняный чехол, тоже разрисованный. Попадания фугасок вокруг кремля довольно густы, а в самой Кремль не попадали.
Большая комната с венецианским окном, выходящим на задний двор – мастерская. Посредине большой стол из трех частей, не раздвижной, а с подъемными досками. На столе корыто, в котором я купаюсь. Мать куда-то спешит и одевается, мастерица, которой я был поручен, куда-то отлучилась. Я стал вылезать из корыта и вместе с ним свалился на пол. Падение на пол я отчетливо помню. На мой отчаянный крик все сбежались, все стали ахать и охать. Было мне в это время не больше года. Примерно в это же время хорошо помню, как мне некоторые места присыпали тальком; и снова падение и ушиб лба об ножку отцовской кровати.
Я сижу на своем высоком креслице и пью чай, кто-то из знакомых вертит серебряной ложечкой в моем стакане, размешивая сахар. Вечер. Мать опять куда-тос пешит.
В музыке имеется определенное количество нот, размещенные по линейкам нотной бумаги и разделенные на полные, половинные, четвертные и т.д. следовательно записанные на бумаге композитором могут быть прочитаны и исполнены на музыкальном инструменте.
Сыгранные на муз. Инструменте и записанные механически на пленке могут быть воспроизведены (посредством увеличения) графически снова на бумаге, только не нотными значками, а штрихами соответствующими каждой исполннной ноте.
В будущем композитор будет записывать свои пьесы не нотными знаками, а штрихами исполнения и воспроизведение таким образом записанной музыки возможно будет без участия музыканта-исполнителя и исполнение будет соответствовать в точности вдохновению композитора.
22 марта. Получил второе законное письмо от Юратова. Когда я был в Свердловске и обращался к нему с просьбами, он так не спешил с ответами, а теперь снова попал в провинциальное положение, как в 35 году и маслит и юлит и обещает. До чего же противная порода, хоть он мне и друг (был), а приходится разочаровываться.
Официально на фронте без перемен.
Морозы продолжаются.
В Ярославль стали прибывать эвакуируемые из Ленинграда жители. Голодом доведены до последней степени истощения. Многих выносят из вагона на носилках. Много умирает. В Ленинграде погибло много детей. Несмотря на наши атаки на разрушение дзотов – немцы своих клещей вокруг Ленинграда не разжимают.
Конина на рынке (из-под полы) 150 руб. за кг. Сегодня видел, как три колхозницы продавали плотву по 50 руб. за кг. Очередь невероятная. Истерические выкрики, ругань, драки. Больше ничего сегодня на рынке не было.
Вывозил с мельницы отруби. Возчики приезжающие с подводами сразу как по команде бросаются на рассыпанную по полу склада муку и отруби и горстями начинают пожирать. Рот, нос, бороды все в муке и смешно и грустно.
По мартовским карточкам кроме 200 гр. Селедок еще ничего не давали. Февральские «продлены» по 31 марта. На днях начнут выдавать апрельские карточки. Когда же по апрельским будут выдавать продукты.
Наши войска отлично обмундированы, хорошо питаются, подарки и посылки от населения; прекрасно вооружены в тылу партизан нет. Письма с фронта и на фронт бодрые. Уныния в тылу не заметно, города живут своей работой. Население почти 200 миллионов. Фрицы оборваны, грязны, вшивы, теплого обмундирования нет – одеваются в ризы. Плохо питаются (200-300 гр.хлеба), Танки хуже наших. Доставка припасов затруднена расстоянием. В тылу действуют партизаны. Письма с фронта и на фронт отчаянные и полны уныния. В тылу голод и пессимизм. Рабочих-немцев осталось мало. Заводы работают не по-стахановски. Бензин, каучук и пр. кончаются. Население 70 миллионов.
Так в чем же дело?..
24 марта. Рудольф Евграфович!!!
Руслан Исакович!!!
…родился сын, которого я назвала Валерий
…родилась дочь, которую я назвала Светланой.
Письма с фронта и на фронт так одинаковы, что порой кажется, что их сочиняет какой-нибудь чиновник.
27 марта. Во время ночных последних известий была объявлена воздушная тревога. Били зенитки.
28 марта. НКЗ привез на трехтонке из Костромы картошку ½ тонны «семенной». Засыпали в погреб ВСХВ. Машины почему-то ночевали в гараже выставки. Кроме «семенной» картошки на машине оказалось картошка в мешках, бидоны с маслом, молоком и…керосином, а так же мешки с мясом, крупой, мукой. Картошку в мешках шофер развез по «адресатам». Туда же пошли мешки мясные, крупяные и мучные. Куда отправились бидоны не заметил. Шофер очень обижен, - обещали за труды (дорога Из Костромы зимой трудная) дать картошки, а дали «кукиш с маслом». «Семенную» картошку будет очевидно выдавать по запискам НКЗ, а отвезена картошка на дом очевидно высоко стоящим адресатам. Кроме такого явного снабжения НКЗ ежедневно присылает в совхоз машину на которую грузят молоко, яйца (сегодня 300 шт.), лук для столовой, а в столовой четыре категории обедающих – вот и разумейте языцы…
Рабочие совхоза на глазах которых происходят эти безобразия весьма недовольны: растим, доим, собираем, грузим, а сами раз в сутки получаем гороховую баланду. Так было, так есть, так и будет…
В 19 часов прилетели фрицы, били зенитки. Тревогу объявили в 20 часов.
Был на Казанском хотел узнать о поезде в вишняки, но там не протиснешься. Масса едет в колхозы. Не то снова бегут, нето за продуктами. Все с мешками.
29 марта. Воскресенье. Рынок. Кило свинины 240 руб., курица 400 руб., гусь 600 руб., буханка хлеба = 100 гр. Табаку. Хлеб на деньги 100 руб. кг. Электрическая плитка 150 руб. Табаку за деньги не достал.
В Германии как будто инфляция, хлеб выдают по 285 гр.
У нас объявили выдачу иждивенцам 100 гр. Селедок, но селедок в магазине нет. Объявили детям по мартовским карточкам крупу, но крупы тоже нет.
Какой-то сторож украл на пищекомбинате 25 кг концентратов, 50 кг круп – расстрел.
Картошка из Костромы это очевидно не кража…
В 20.20 «Граждане воздушная тревога!» Зенитки били минут 10-15.
30 марта. Мороз 21 гр. Заборы в городе катастрофически исчезают целыми пролетами. На вокзалах толпы мешочников, только они теперь больше состоят из женщин. Одеты по современному, совсем не похожи на мешочников 20-х годов. Обыкновенно короткая куртка, шаровары, на плечах рюкзак или военный «сидор» защитного цвета. Для большей маскировки берется лопатка (чтобы думали, что это трудовой фронт), на боку противогазная сумка с пустой коробкой.
Деньги очевидно обесцениваются, если за одного гуся надо заплатить шестьсот рублей, то есть моя зарплата за полтора месяца.
По детским карточкам объявили выдачу кетовой икры – 100 гр – 3 руб. 40 коп.
31 марта. Вчера объявили ВТ в 20.15. Отбой был ночью, но мы проспали. Зенитки били до 5.15 утра.
29-го фугаски упали на дом № 9 по ул. Кирова (Мясницкая), у Покровских ворот и у Кремля.
Англичане произвели налет на доки в устье реки Лауры (Морской налет).
Tags: дневник К. Лористон
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments