drabkin (bonbonvivant) wrote,
drabkin
bonbonvivant

Categories:

Серия интервью от Юрия Трифонова


из Крыма. В том числе и с крымскими татарами

Садрединов Решат Зевадинович

Я родился 15 февраля 1922 г. в г. Карасу-Базаре (ныне г. Белогорск) в семье Садредина Тамалла. Мой отец родился в 1892 г. в д. Тамалла. В 1914 г. он закончил Зинджерле Медресе, с юных лет был очень здоровым и крепким человеком, увлекался крымско-татарской национальной борьбой "куреш". Когда ему было 20 лет, он стал одним из первых чемпионов по национальной борьбе в Крыму, в 1924 г. по заказу председателя Крымского ЦИК Вели Ибраимова специально для отца отлили золотую медаль, где было написано следующее: "Садредин Тамалла - первый борец куреш". После этого мой отец во всех дервиза (собрания борцов куреш) занимал первое место. В 1928 г. арестовали и 9 мая расстреляли Вели Ибраима, и в июле моего отца забрали по делу Вели Ибраима. Ему дали по 58-й статье 10 лет тюрьмы. Через восемь лет, в 1936 г. он вернулся. Когда мне было 6 лет, я пошел в крымско-татарскую школу в г. Карасу-Базаре. Нам тогда преподавали родной язык, математику, географию, естествознание, физику, историю, даже астрономию. Давали хорошие знания, учителя были очень образованные, но в то же время очень строгие. Тогда учитель даже имел право применять физическую силу. У нас в классе в углу стояла тоненькая палочка, если кто-то плохо учился, его могли этой палочкой побить. Но я, слава Аллаху, хорошо учился.

Охременко Сергей Константинович

И однажды был проведен большой прочес, мы уходили, отбиваясь от атак, с трудом, многих потеряли тогда. И я с немцами сталкивался, стрелял по ним, но мы все же стремились уходить. Сначала где-нибудь останавливаемся, встречаем и бьем фашистов, а потом уходили в лес, ночью или рано утром. После большого прочеса немцы наткнулись на наш мирный лагерь, где были под нашей защитой мирные жители, началась стрельба, во время которой погибла моя мать, и братик, семь лет ему было. И ведь когда уходили в лес, я и брат мой, предлагали маме уйти куда-нибудь, взять с собой деньги, что у нас были, потом хотели еще поддавать, но она наотрез отказалась, хотела с нами. И вот пошла и погибла. В прочесах, кроме немцев, активное участие принимали татары, а вот грузин не было. Но и у нас в отряде несколько татар было, они бились только за Советскую власть, с ненавистью с предателями-соплеменниками сражались.
 
Охременко Николай Константинович

В деревне старостой назначили Фролова, он такой человек был, как бы сказать, мы его с братом один раз и побили, за то, что мать нашу ударил. Такой, вроде грамотный, 5 классов, но выслуживался, он же хотел, чтобы его уважали, а как же, староста. Немцы ему дают задание, столько-то молока, столько-то масла. Он собирает, ему все приносят, думали, пускай кушают, только нас не трогают. Так потихоньку жизнь шла в колхозе, собирали урожай, молодежь помогала собирать. Кто полезет на дерево? Мы забираемся, рвем яблоки, бросаем, утром собираем на сушку, как-то вроде обязаны, помощь эту всю оказывать. До войны председателем у нас была женщина, ходила в красной косыночке, с бедаркой, бодрая, хорошая. Я не скажу даже, где она была, куда она делась. Но и теперь работать продолжали, у нас лошаденка как раз была, Мальчик звали, хорошо помогал в хозяйстве, привозить корм коровки. В то время кое-кто из татар пошел на службу к немцам, хотя вообще наши татары отличные были, мы с ними детство проводили, вместе учились, хотя, к слову сказать, они раньше задиристые были, всегда с ножами за поясом ходили. Но нашлись такие, что не уважали колхозы, к примеру, один татарин держал коней, таких богатых выращивал, приезжали издалека на таких красавцев посмотреть, его раскулачили, он злобу затаил, и к немцам пошел. Но в основном я в то время не могу обидеться на татар, до тех пор, пока не началась для меня война, в партизанах

Толкачев Николай Фомич

Я имел в Феодосии, в карательном органе Абвер-317, самый опасный был орган, сравним только с СД, своего внедренного человека. Представляете, как это можно, внедрить и сохранить от начала до конца, ведь это были самые прожженные фашисты, сколько крови мирного населения пролили. Фамилию я не имею права сказать, это был местный житель, из села. Как раз вскоре после его внедрения в Абвере-317 разработали целую операцию: завербовали в селе полицейского, специально его посадили в тюрьму, сделали личный побег, чтобы внедрить его к нам в 5-й отряд, он должен был собрать данные для того, чтобы ликвидировать отряд.

Ислямова Хатидже Ислямовна

После войны много говорили, что эвакуировали войска, но я видела собственными глазами, что никакой эвакуации не было, комиссары Силантьев, Чапский остались с нами, никто не ушел, командующие только удрали из Севастополя на самолете. Я живой свидетель, я там была, среди них, очень многие остались на мысе Херсонес, немцы окружили нас, началась настоящая мясорубка, бомбили страшно, труп на трупе валялся, но настроение все равно было биться до последнего, за Родину. Ночью шквальный огонь, с рассветом как град с неба бомбы и снаряды падают, нет времени паниковать, и даже кусочек галеты находим, и то делимся. Во время артобстрела я была тяжело ранена и контужена, спасли меня жительницы Севастополя, которые укрыли меня от оккупантов, перевязку сделали. Долго я у них лежала, они помогли мне, причем посторонние женщины, тогда люди очень дружные были.
Tags: Обновления сайта "Я помню"
Subscribe

  • Обновления

    Реуцков Федор Иванович Шарапов Николай Иванович Брагинский Исаак Ионович Рощина (Бурмистрова) Надежда Исаевна Попов Василий Николаевич…

  • Сайт

    Гурьянова (Иванова) Евдокия Романовна Григорьев Дмитрий Кириллович Подбельский Михаил Иванович Рябушко Владимир Михайлович

  • Обновления

    Иванова Фрида Павловна Сапежников Алексей Ананьевич Цырлин Давид Вольфович Водянский Григорий Давидович Бакас Давид Мойшевич Андриевский…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments